Арцыбашев М.П. – Женщина, стоящая посреди

VI



      Должно быть, где-то за лесом уже светало, потому что стволы сосен явственно выступили из мрака и промежутки между ними посерели.
      На стенах дачи лежал синеватый свет. На дворе побелела трава, и откуда-то потянуло резким ветерком. Звезды как будто углубились в синеву побледневшего неба.
      Луганович стоял перед калиткой и чутко прислушивался. Глаза у него вдруг стали зорки, слух тонок, движения быстры и ловки.
      Он все еще не верил тому, что хотел сделать. Было страшно и стыдно, и казалось, что это совершенно невозможно. А вдруг она вовсе и не думала ничего подобного, и выйдет глупо и скверно?..
      Но темное желание было уже сильнее голоса рассудка. Нина вдруг вылетела у него из головы, и навязчивое невыносимое представление о большом мягком теле и черных бесстыдных глазах одно стояло перед ним.
      Чувствуя, как сладко ноет и слабеет у него под коленками, Луганович отворил калитку, на цыпочках
      пробежал весь двор и, как вор, юркнул за угол дома. Ему казалось, что со всех сторон видят и следят за ним. Сердце безумно колотилось.
      По эту сторону дачи был садик, окруженный молодой фруктовой посадкой. За обвитым хмелем плетнем шли какие-то пустыри и огороды, а еще дальше виднелась холодная белая полоса утреннего тумана над рекой. Было как-то особенно пусто и светло.
      На стене странно и неожиданно чернело открытое окно.
      - Я всегда сплю с открытым окном!.. - вспомнил Луганович лукавый женский голос, в котором звучал откровенный и циничный намек.
      Голова у него закружилась. Луганович подкрался к самому окну и прислушался. В комнате было тихо и темно, но студенту послышалось мерное дыхание. Может быть, это просто шумело у него в ушах.
      - Раиса Владимировна!.. - прерывающимся шепотом проговорил он.
      Никто не ответил, только какая-то птица шелохнулась на верхушке дерева.
      - Раиса Владимировна!.. - громче повторил Луганович и облизал вдруг пересохшие губы. Что-то шевельнулось в комнате и затихло.
      - Раиса Владимировна!.. - в третий раз позвал студент почти громко. Он уже не владел собою и был готов на все.
      Шорох послышался сильнее, и сонный женский шепот что-то спросил из темноты. Луганович почувствовал, что от слабости у него подгибаются ноги. Он уже не видел ничего, кроме черного четырехугольника окна.
      И вдруг мрак в окне заколебался: что-то белое выплыло в нем, и из темноты выступило красивое, странно бледное при неверном свете утра женское лицо с черными глазами и черными распущенными волосами.
      Она с испугом смотрела на Лугановича, и студент ответил ей кривой нелепой улыбкой.
      - Кто это?.. - спросила Раиса Владимировна тревожно и вдруг узнала его.
      Мгновенно выражение глаз изменилось, и что-то порочное, насмешливое и обрадованное мелькнуло в них.
      - Сумасшедший!.. - шепнула она. - Откуда вы?..
      Он хотел ответить и не мог. Раиса Владимировна пытливо посмотрела на него, быстро оглянулась кругом и протянула руку.
      Рука была совсем обнажена и слабо розовела в синеньком свете утра. Луганович схватил ее и жадно пополз губами по теплой бархатистой коже, туда, где у сгиба локтя неуловимо нежно голубела мягкая ямочка.
      - Сумасшедший!.. - как бы в раздумье повторила она и опять оглянулась.
      Студент с кривой, преступной улыбкой тянул ее руку к себе и не знал, что делать дальше. От этого движения свалилось что-то белое и обнажилось круглое голое плечо, по которому стекали черные спутанные волосы. Ей было неловко стоять так, и она невольно потянула руку к себе, но Луганович не пускал и все смотрел ей прямо в глаза с той же кривой, нелепой, умоляющей улыбкой.
      - Пустите же!.. - прошептала она. - Увидят!..
      Но студент вскочил на карниз и резко и грубо дернул ее к себе. Женщина пошатнулась и всем своим мягким и горячим телом прислонилась к нему. Он жадно искал губами, увидел близко черные, как-то странно внимательно смотревшие глаза, почувствовал упругую тяжесть ее груди и изо всех сил сжал ее в объятиях, внезапно озверев до потери сознания.
      Раиса вырвалась, с пьяными глазами и странно улыбающимся ртом.
      - Идите сюда... - прошептала она чуть слышно и, не выпуская его руки, отступила куда-то назад, в темноту.
      Луганович неловко, помогая себе одной рукой, перевалился через подоконник и опустился в какую-то душную темную бездну, ничего не видя и не зная, где он.
      Голые горячие руки нашли его и уверенно повлекли куда-то.

VII



      Было уже совсем светло, и в деревне бабы шли на базар, когда Луганович быстро шагал домой. Солнце стояло еще низко, и его ослепительно яркие косые лучи резко чеканили каждую кочку на дороге. Зелень была свежа и чиста, небо прозрачно, и перистые облачка высоко кудрявились над землей. Мычали коровы; с топотом, не подымая пыли на сбросившейся за ночь мягкой дороге, проскакал табун из ночного. Из труб подымался легкий сизый дымок и розовел на солнце. Слышались бодрые громкие голоса, скрип ворот и радостное оглушительное чириканье воробьев, возбужденных ярким солнцем и свежим утром.
      Только дачи смотрели по-прежнему темными слепыми окнами и около них было пусто и тихо.
      Луганович шел, чувствуя себя молодым, сильным и гордым, как победитель.
      Он совсем не думал, что Раиса Владимировна отдавалась многим, и, блестя глазами, повторял про себя: "Четвертая!.. Четвертая!.."
      Первою была горничная Оля, второй - модистка Катя, третьего Луганович, с натяжкой, считал Нину, и Раиса Владимировна была его четвертой победой, наполнившей его мужской гордостью. Он чувствовал себя настоящим мужчиной.
      Перед глазами у него все еще стояла смятая постель, черные спутанные волосы, обнаженное роскошное тело, и в каждом мускуле своем он чувствовал силу и сладкую истому.
      Только немного было стыдно, когда бабы провожали его глазами, и казалось, что они все догадываются, откуда он идет.
      Дома, на даче, все еще спали, но дверь на балкон была открыта и ступеньки крыльца мокры и блестящи. Прислуга, высоко подоткнув юбку и согнувшись, мыла пол и встретила его равнодушно-удивленным взглядом. Луганович поскорее прошел мимо нее и затворил дверь в свою комнату.
      Здесь было совсем светло, несмотря на закрытые ставни. Сквозь все щели неудержимо проникал яркий солнечный свет, и косые пыльные полосы, переливаясь и играя, тянулись через всю комнату. Воздух застоялся за ночь, и было душно.
      Луганович поспешно разделся и лег, хотя было как-то странно ложиться спать, когда кругом так светло. Но когда он вытянул ноющие от усталости ноги по свежей холодноватой простыне, все тело его охватило такое сладостное и удовлетворенное чувство покоя, что Луганович даже засмеялся от радости.
      "А хорошая штука жизнь!.." - подумал он.
      И это чувство полного физического удовлетворения было так сильно, что когда студент вспомнил Нину и впервые понял, что он ей изменил, это уже не могло побороть восторга молодого, здорового и сильного тела.
      "Ну, что же... сама виновата!.. - опять подумал он, успокаивая что-то странно уколовшее сердце. И маленькая, юркая и хитренькая мысль мелькнула в голове: - Да она не узнает!.."
      И, засыпая мгновенным здоровым сном, Луганович спутал и Нину, и Раису, и еще много таких же молодых, прекрасных женщин в одно ощущение бесконечной радости жизни.

VIII



      Нина и Коля Вязовкин шли вдвоем по лесу. Кругом все было насквозь пронизано солнцем и жаром. Под ногами скользили сухие иголки старой хвои и трещали полусгнившие шишки. Коля Вязовкин вспотел так, что пот прямо лил с него. Нина тоже раскраснелась. На груди и спине ее, когда от движения раздвигался широкий вырез легкой кофточки, показывался милый треугольник темного загара на нежной бело-розовой коже. Вся она дышала молодостью, здоровьем и свежестью, и казалось, что ей не может быть так жарко и потно, как всем другим людям.
      В лесу свистели и верещали птицы. Какие-то, насквозь пронизанные солнцем, золотистые мухи пулями мелькали от дерева к дереву. На ярких лужайках взлетали и падали пестрые бабочки. Суетливо ползли куда-то муравьи, копошились жучки и козявки. Лето было в разгаре, могучее, хлопотливое, полное мириадами жизней.
      - Вот жара, Коля!.. - засмеялась Нина, как крыльями, помахав в воздухе приподнятыми руками. - Боже мой, какая жара!..
      - Да, тепво!.. - отвечал Коля, снимая фуражку и в изнеможении вытирая мокрый лоб.
      - Даже все дачники попрятались. Одни мы с вами такие храбрые!.. А мне нравится. Я люблю, когда жарко!
      Коля не отвечал, он совсем разварился.
      - А, вон кто-то сидит!.. - заметила Нина.
      В стороне от тех мест, где обыкновенно гуляли дачники, что-то зачернелось.
      Нина и Коля шли мимо этого места, невольно поглядывая туда.
      Там висел большой нарядный гамак с кистями. В гамаке лежала женщина, а у ног ее, прямо на земле, сидел мужчина. Они были близко друг к другу. Мужчина, в студенческой фуражке, что-то говорил. Из гамака смотрели на него черные глаза и улыбались спокойные яркие губы.
      Нина сразу узнала их, но как-то даже и не поняла сначала, что это может значить и отчего вдруг так стукнуло сердце.
      - Это Луганович, - сказал Коля.
      Нина вдруг побледнела и быстро пошла вперед, углубляясь в лес.
      - Нина Сергеевна, куда же вы?.. Подождите!.. - закричал сразу отставший Коля Вязовкин.
      Нина скорее почувствовала, чем увидела, как на крик Коли Луганович быстро оглянулся.
      Раиса Владимировна проводила ее глазами.
      - Это, кажется, ваша пассия?.. - насмешливо спросила она.
      Даже не глядя, опытным женским чутьем она поняла, что происходит в душе Лугановича, и усмехнулась.
      - Попался, миленький!.. - каким-то дурашливым, нехорошим тоном сказала она. - Так вам и надо!..
      - Почему - попался?.. Вот глупости!.. - по-мальчишески пробормотал Луганович, не смея взглянуть на нее и чувствуя, что глупо краснеет.
      - Да, да, да!.. - грозя пальцем, смеялась Раиса. - Знаем мы все!
      Луганович думал, что она ревнует, и испугался. Но Раиса Владимировна слишком хорошо знала мужчин и знала власть своего тела. Она смотрела на Лугановича плотоядно и уверенно. Он нравился ей именно своей молодостью и нетронутостью. Такого любовника у нее давно не было, и она твердо знала, что не уступит его этой простенькой провинциальной барышне, по крайней мере, пока он не надоест ей. Как раз в ту минуту, когда показались Нина и Коля Вязовкин, Раиса Владимировна уговаривала Лугановича перевестись в Петроградский университет.
      Луганович был смущен и растерян. Его поза у самых ног Раисы была так интимна и он так ясно понял инстинктивное движение Нины, что сразу стало понятно: теперь все между ними кончено. Внезапно его охватила злобная досада против Раисы.
      Раиса Владимировна презрительно и властно посмотрела на него, чуть-чуть усмехнулась и, лениво откинувшись назад, протянула:
      - Жарко!.. Так, кажется, взяла бы да и разделась совсем!..
      Луганович быстро взглянул на нее. Мысль видеть ее нагой тут, в лесу, среди белого дня, обожгла его.
      Раиса прекрасно поняла этот взгляд.
      - А что, если я в самом деле разденусь?.. Вам не очень будет стыдно?.. - русалочьим тоном спросила она, потянулась всем своим богатым телом и закинула руки за голову, чтобы выпуклее выставить грудь.
      Луганович покраснел, но ответил нарочито наглым тоном:
      - Если вам не будет стыдно, так почему же мне будет?.. Хотите, я помогу?..
      Раиса Владимировна смеялась, точно ее щекотали эти слова.
      - А что ж, это было бы пикантно!.. - по слогам протянула она и уронила свою полную обнаженную руку у самых губ Лугановича.
      Луганович взял и провел по своим губам ее нежной влажной кожей. Женщина раскинулась в гамаке, лениво отдаваясь его ласкам.
      Ее пышное тяжелое тело красиво и выпукло изгибалось в натянутой сетке. Тонкие бечевки обрисовывали, обтягивая, все линии его. Ноги, маленькие и крепкие, в прозрачных чулках, стройно скрещивались в воздухе выше головы. Вся она была мягкая, дразнящая, жаркая.
      И, мысленно махнув на все рукой, Луганович забыл Нину.
      Схватившись за гамак, он перекатил тело женщины на самый край его, запутал в платье и стал умолять о чем-то. Глаза у него блестели и смотрели, воровски бегая. Раиса хохотала и отталкивала.
      - С ума сошел! Прошу покорно!.. Со всех сторон ходят... Отстаньте, а то ударю!.. Сумасшедший!..

Читать произведение •Женщина, стоящая посреди• от Арцыбашев М.П., в оригинальном формате и полном объеме. Если вы оценили творчество Арцыбашев М.П. - оставьте свою рецензию для посетителей Brusl.ru, обратная связь на mnenie@brusl.ru

Страниц: Страница 4 из 13 << < 1 2 3 4 5 6 7 8 > >>
Просмотров: 5502 | Печать