Бестужев А.А. – Испытание



 

     - А воротник его коричневый, не правда ли, Параша?

     -  Коричневый,  ваше  сиятельство... Я не видала гвардейских офицеров с

такими  воротниками,  -  однако  ж  он,  верно,  гвардеец...  У  него  такая

прекрасная карета...

     -  Это  он,  -  произнесла  графиня,  не  слушая ученых замечаний своей

горничной,  и  решительно  протекла все комнаты до гостиной. Но когда должно

было   ступить  туда,  бодрость  ее  оставила,  и  она  долго  держалась  за

позолоченную  ручку  дверей,  припоминая, какое лицо должно ей принять и что

говорить.  Наконец  дверь  распахнулась,  и  графиня,  опустя  очи,  вошла в

гостиную,  краснея  подняла  их,  -  и  что  же?  Перед  нею стоял белокурый

гусарский офицер, но вовсе не князь Гремин. Быстро сменялись розы и лилии на

щеках  графини,  -  она  неподвижно глядела на незнакомца... Но он, вероятно

более  приготовленный  к  подобной  встрече,  после  обычных поклонов первый

прервал молчание:

     - Я должен просить у вас прощения, графиня, и за вчерашнюю мистификацию

и  за  странность настоящего визита. Дон Алонзо осмеливается представить вам

гусарского  майора  Валериана  Стрелинского,  а Валериан Стрелинский дерзает

ходатайствовать  за  испанского  гидальго,  хотя  с большим сомнением насчет

действительности обоих и взаимных порук!

     Смущение  светской  женщины - минута. С любезно-шутливым тоном отвечала

она:

     - Напрасное сомнение, господин майор! Я очарована случаем познакомиться

с вами без маски и, конечно, ничего не теряю в вашем превращении.

     -  Ваши  слова  для меня оракул, графиня, и, позвольте сказать, на этот

раз  так  же  двусмысленны.  Ничего не теряете, сказали вы, - но из чего? Из

хорошего или дурного мнения обо мне?

     Есть  люди, умеющие так естественно говорить самые необыкновенные вещи,

предлагать  самые нескромные вопросы в мире, что в их устах они нисколько не

кажутся  странными  и  с  первой  минуты  знакомства  располагают  всякого к

подобной же откровенности. Стрелинский принадлежал к их числу.

     -  Вы  слишком  требовательны,  майор,  - отвечала графиня, улыбаясь. -

Теперь  вы  бы могли усомниться в истине моего ответа, потому только, что он

сказан  при первом вашем посещении; я храню это удовольствие для позднейшего

знакомства.

     -  Но  как  осмелюсь  я скучать вам повторением визитов, не уверенный в

прощении  за  первый?  Вы  желали  видеть меня без маски, графиня; будьте же

снисходительны  к  моим  самородным  странностям.  Руку на сердце, и скажите

искренно: вы не меня ожидали увидеть в дон Алонзе?

     -  Я  не  ожидала увидеть вас, Стрелинский! Но вы знаете, что не всегда

желают, кого ждут...

     - И, позвольте докончить речь вашу, - иногда терпят, кого не ждут, - не

так ли, графиня?

     -  Совершенно  не так, Стрелинский. Вы злой переводчик добрых мыслей. Я

думала,  что  утро  излечит вас от вчерашней неприязни к женщинам, но теперь

вижу, что вы неисправимы.

     -  Неисправим,  что  до  искренности,  графиня.  Я  солдат,  и  вечный,

неизменный  отзыв  мой - истина, во всех случаях жизни, в уединении и в шуме

света,  при последнем, как и при первом свидании, и я не обинуясь скажу вам:

я  так  высоко  ценю ваше доброе расположение, что и часовая неизвестность о

нем мне будет тягостна.

     - Я думаю, Стрелинский, удовольствие, с которым провела я время, танцуя

с вами, может служить тому лучшим поручительством.

     -  Вы  так  добры,  так  снисходительны,  графиня!  Со  всем  тем  я не

осмеливаюсь завладеть вполне этим комплиментом за минувший вечер.

     - Не вполне, майор? - отвечала графиня шутя и как будто не угадывая, на

что  метил  Стрелинский.  -  Неужели  же  вы  уделяете  из него часть своему

испанскому платью? Я уверена, что вчерашний дон Алонзо и в гусарском мундире

будет  так  же  весел  и  любезен, как прежде, и постарается вновь перенести

роскошные цветы Гренады под хладное небо нашего отечества.

     -  Небо  везде небо, графиня, хотя не каждый может, не каждый хочет, не

каждый умеет наслаждаться им! И не все цветы орошены благотворною росою...

     Он  замялся,  не  зная, какой родительный падеж прибрать сюда, но глаза

договорили  его  мысль лучше слов, и, как казалось, прекрасная графиня вовсе

не  сердилась на это. Даже если верить достоверным историкам (вы знаете, что

и  Наполеон  не  казался героем своему камердинеру и Клеопатра была не более

как  женщина в глазах ее наперсницы), то при слове небо, которому влюбленный

майор  дал  нежное значение звуком голоса, что-то похожее на вздох вырвалось

из груди ее.

     Потом  разговор склонился на летучие новости, которыми испещрена всегда

столичная  атмосфера. Потом графиня рассказывала маленькие приключения своих

путешествий  так  мило,  Валериан  слушал  так  внимательно!  А  это великое

искусство,  особенно с женщинами: они требуют, чтобы вы внимали им не только

слухом,  но  и  глазами,  и  скорее  простят  всякую  глупость,  когда вы им

говорите,  нежели  рассеянность,  когда  вы их слушаете. Одним словом, между

новыми знакомцами царствовала такая гармония, что можно было закладывать сто

против  одного:  амур  был  настройщиком  этого  лада. Они шутили, смеялись,

спорили, как будто век жили вместе. И между тем очи обоих вели столь сильный

перекрестный  огонь,  что  он  не  только  им,  но  и сторонним мог казаться

потешным. Один мой приятель говаривал, что сердце юноши - лядунка с порохом,

сердце  женщины  -  склянка  с духами; но как бы то ни было, и то и другое -

вещи  легковозгораемые,  а  потому  казалось  весьма сомнительным, чтобы они

могли уцелеть от пламени. Но женщины и в самом пылу не забывают ни приличий,

ни  безделиц,  лежащих  на сердце. Приданое Евы - любопытство и оскорбленное

самолюбие   -  подстрекало  графиню  узнать,  каким  образом  могло  кольцо,

подаренное  Гремину,  перейти  в руки Стрелинского. Она не скрывала от себя,

как  ни досадно то было, что майор по вчерашним словам угадал ее тайну, если

тайной  что-нибудь  ему  было  прежде,  ибо  встречу  с собой она не считала

случайною,  и  потому,  возвратив  улитку разговора на маску его, она слегка

похвалила его уменье превратить себя из блондина в черноволосого и искусство

менять голос по произволу - и пошла прямо к цели.

     -  Откровенно  скажу  вам,  Стрелинский, - примолвила она, - вы бросили

меня в туман загадок и недоумений. Особенно эмалевое кольцо ваше с изумрудом

ввело  меня  в  ребяческое  заблуждение...  Мне показалось, оно не вовсе мне

незнакомо.

     -  Кольцо  это,  -  отвечал Стрелинский, как будто пробуждаясь от сна и

подавая  его  графине,  -  кольцо  это  сделано  было  года два тому назад в

подражание   кольцу  одного  из  друзей  моих,  только  что  приехавшего  из

Петербурга.  Я  счел  его  модным; вкус в отделке и форма мне понравились, и

услужливые  киевские  жиды  тотчас  сработали  что-то подобное. Все это было

делом  случая,  по  теперь  кольцо  мое  получило  для  меня новую цену, как

заветное звено лестного вашего знакомства, графиня.

     Между тем лицо графини прояснилось... Рассмотрев кольцо, она уверилась,

что  оно  только  издали похоже на подаренное ею некогда и не носило на себе

знака  давно стертой с ее сердца привязанности. Самолюбие ее было утешено, и

она, отдавая кольцо Стрелинскому, очень благосклонно возразила ему:

     -  Вы  напрасно  приписываете  магнитную  силу этой безделке. Не она, а

любезность  ваша  причиной  знакомства. Посещая почтенную вашу тетушку, мы и

без  этого случая, конечно бы, узнали друг друга. Кроме того, живучи в одном

кругу,  вероятно  ль,  чтоб  мы  где-нибудь не встретились? Кстати, о балах,

Стрелинский,  -  где  вы будете встречать Новый год? Что до меня касается, я

уже  отозвана за месяц, на ежегодный и единственный бал к княгине Борис. Вы,

кажется, родня им?

     -  Впервые  благодарю богов, - я ей племянник. По крайней мере я должен

веровать  в  это по самым чувствительным доказательствам. Она не упускает ни

одного случая пожурить меня, сажает за детский стол, когда за большим тесно,

и,  по-московски,  нередко  потчует  шипучим  медком  вместо шампанского. Но

погода  прекрасна,  графиня,  и,  конечно,  вы оживите Невский бульвар своим

присутствием? - прибавил Стрелинский, вставая.

     -  Я  только  в  надежде скорого возврата лишаю себя удовольствия вашей

беседы,  Стрелинский!  Я всегда вам рада... Прошу не принять этого за пустой

звук и жаловать ко мне попросту, без чинов. Каждый вторник добрые приятели и

подруги посещают меня, и если вам не будет скучно с нами убить время...

     -  Скажите  лучше,  оживить  время,  графиня...  Верьте, что если б мне

должно было покупать минуты вашей беседы целыми годами жизни, я и тогда счел

бы  себя счастливым, насладясь, как бабочка, одной весною. Мицкевич говорит,

что в мае одно мгновение прелестнее целой недели в осень.

     -  Не  забудьте,  что  у  нас  зима!  -  сказала  графиня,  улыбаясь, и

Стрелинский раскланялся со вздохом.

     "Славно  сыграно,  Валериан!"  - могут воскликнуть читатели сходящему с

лестницы  Стрелинскому;  но  сам  он,  ступив  в полярный круг отсутствия от

милого  предмета,  совсем  не  думал  расточать  себе  подобные  похвалы: он

чувствовал,  что  испытание  за друга становилось ему постороннею вещию; что

теперь влюбленному и, может быть, любимому тяжка была бы холодность графини,

мучительна  разлука  с  ней  и  несносна  ее  перемена;  одним  словом,  что

собственное  его  благополучие  зависело от ее взаимности. "Все это пройдет,

все  это  минет,  -  говорил  он сам себе, - я слишком ветрен для постоянной

любви".  Но  это  не проходило. "Стоит только избегать случаев видеть се дня

три,  и  сердце  мое  погаснет,  как лампада без масла!" - думал он и, чтобы

оправдать  такую  благоразумную  решимость,  поскакал  с  повинною головою к

княгине Борис, чтобы не пропустить бала, где будет прелестная и, разумеется,

божественная  Алина.  Любовь  щедра  на  эпитеты и обоготворения; но пройдет

время,  и,  отступники своих идолов, мы первые готовы сокрушить их и громить

прежние наши святилища.

     В  театре, на балах, на музыкальных вечерах, на танцевальных завтраках,

на  званых обедах, на прогулках и катаньях, без всякого намерения, бог знает

как,  Алина  встречалась с Валерианой; тут нет еще дива, но странно было то,

что  они  почти все время проводили вместе. Из одной учтивости подходил он к

ней  сначала;  но потом - слово за слово, взор за взором - мечтатель забывал

свет  и  время,  и  только  зловещий  крик  лакея: "Графини Звездич карета!"

разрушал  его  упоение  и  с превыспренных сводил в прохладные сени. Графиня

любила  театр,  -  Валериан  хорошо  знал  и  мастерски судил его. Графиня в

совершенстве  владела  арфою, - Стрелинский уверял, что он страстный охотник

до музыки, что он dilettanto [Дилетант (ит.)] от султана до шпор, - и потому

странно  ли,  что  он  так  часто  являлся в ее ложе или садился подле нее в

концертах? Все это было из любви к искусствам, не более.

     Немного  труднее  найти  было  отговорку  слишком  частой  случайности,

благодаря  которой  ему  удавалось  подавать  руку  графине, при переходе из

гостиной  в  столовую,  и  тонкий наблюдатель мог бы похвалить его глазомер,

когда он, будто вовсе не замечая, так расчетливо становился в ряд кавалеров,

что ему всегда выпадала на долю рука Алины и, стало быть, место подле нее за

столом...  Нежная улыбка, ласковое словцо и порой легкое давление милой руки

бывали наградою его хитрости.

     "L'amour  est  l'egoisme  a deux" [Любовь - это эгоизм вдвоем (фр.)], -

сказала мадам Сталь, и весьма справедливо. Стрелинскому лестно было получить

от  графини  преимущество  над  толпою вздыхателей многоречивых и без речей,

когда  свивались  круги мазурки или французских кадрилей; а графине, с своей

стороны,  казалось  приятно  иметь  кавалером  такого отличного танцора, как

Стрелинский.  В  кругу  общества и в тиши уединения они нравились друг другу

остроумием  и  оригинальностию;  и,  наконец,  когда  оба  они заглядывали в

будущее,  то,  конечно,  не  могли  найти друг для друга лучшей партии. Та и

другой  с  хорошим  родством,  тот  и  другая  независимы и богаты - случай,

удаляющий   всякую   мысль   о   корысти;  все  благоприятствовало  обоюдной

склонности.

     Графиня  подружилась с сестрою Стрелинского, Ольгою, дивясь, как до сих

пор  она  не  умела  оценить всех любезных ее качеств. Валериан удивлялся, с

своей   стороны,  тонкости  вкуса  графини  в  выборе  знакомых  и,  подобно

блуждающей  доселе  комете, начал обращаться в кругу их. Нужно ли сказывать,

какое солнце покорило его центровлекущей силе своей?.



Страниц: Страница 5 из 12 << < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 > >>

Скачать Бестужев А.А. – Испытание (.doc)


Просмотров: 7430 | Печать
Самое популярное

  • Рейтинг@Mail.ru