Арцыбашев М.П. – Санин




      И лодка легко скользнула от берега, оставляя за собой широкие полосы, плавно расходящиеся к обоим берегам.
      - Юрий Николаевич, что же вы молчите? - спросила Лида Сварожича.
      - Говорить нечего, - улыбнулся Юрий.
      - Неужели? - протянула Лида, закидывая голову и чувствуя, что все мужчины ею любуются.
      - Юрий Николаевич не любит болтать по пустякам, - начал Семенов, - и ему...
      - А, ему надо серьезную тему? - перебила Лида.
      - Смотрите, вот серьезная тема! - закричал Зарудин, показывая на берег.
      Там, под обрывом, между узловатыми корнями старого покосившегося дуба, чернела узкая и угрюмая дыра, заросшая бурьяном.
      - Это что же? - спросил Шафров, который был родом из других мест.
      - Пещера здесь, - ответил Иванов.
      - Какая пещера?
      - А черт ее знает... Говорят, что здесь когда-то была фабрика фальшивых монетчиков. Их всех, как водится, переловили... Ужасно скверно, что это "так водится", - вставил Иванов.
      - А то ты бы сейчас фабрику фальшивых двугривенных открыл? - спросил Новиков.
      - Зачем?.. Целко-овых, друг, целковых!
      - Гм... - произнес Зарудин и слегка пожал плечами. Ему не нравился Иванов, и шуток его он не понимал.
      - Да... Ну, переловили, а пещеру забросили. Она завалилась, и теперь туда никто не ходит. Когда я был еще младенцем, я лазил туда. Там довольно интересно.
      - Еще бы не интересно! - закричала Лида. - Виктор Сергеевич, пойдите туда... Вы храбрый!
      У нее был странный тон, точно теперь, при людях и при свете, она хотела издеваться и мстить Зарудину за то странное и жуткое обаяние, которое производил он на нее вечером наедине.
      - Зачем? - недоумевая, спросил Зарудин.
      - Я пойду, - вызвался Юрий и покраснел, испугавшись, что подумают, будто он рисуется.
      - Дело - хорошее! - одобрил Иванов.
      - Может, и ты пойдешь? - спросил Новиков.
      - Нет, я лучше тут посижу. Все засмеялись.
      Лодка пристала к берегу, и черная дыра сквозила теперь над самой головой.
      - Юрий, не делай, пожалуйста, глупостей, - приставала к брату Ляля. - Ей-Богу, глупости!
      - Конечно, глупости, - шутя соглашался Юрий. Семенов, передайте мне свечу. - А где я ее возьму?
      - Да сзади вас, в корзине!
      Семенов флегматично достал из корзины свечу.
      - Вы в самом деле пойдете? - спросила одна из барышень, высокая, красивая, с полной грудью, девушка, которую Ляля называла Зиной и фамилия которой была Карсавина.
      - Конечно, отчего же нет? - притворяясь равнодушным, возразил Юрий и сам припомнил, как таким же равнодушным старался он быть во время опасных партийных похождений. Это воспоминание почему-то было ему неприятно.
      У входа в пещеру было сыро и темно. Санин заглянул туда и сказал: "Брр!"
      Ему было смешно, что Юрий полезет в неприятное, опасное место потому только, что на него смотрят другие люди.
      Юрий зажег свечу, стараясь не смотреть на других. Его уже мучила тайная мысль: не смешон ли он? Казалось, что как будто смешон, но в то же время как-то странно выходило, что не только не смешон, а удивителен, красив и возбуждает в женщинах то таинственное любопытство, которое так приятно и жутко. Он подождал, пока разгорится свеча, и, смеясь, чтобы обеспечить себя от насмешки, шагнул вперед и сразу утонул в темноте. Даже свеча как будто потухла. И всем стало действительно жутко за него и любопытно.
      - Смотрите, Юрий Николаевич, - закричал Рязанцев, - там, бывает, волки прячутся!
      - У меня револьвер! - глухо отозвался Юрий, и голос его из-под земли прозвучал как-то странно, точно мертвый.
      Он осторожно пробирался вперед. Стены были низкие, неровные и сырые, как в большом погребе. Дно то поднималось, то опускалось, и раза два Юрий чуть было не сорвался в какие-то ямы. Он подумал, что лучше воротиться или сесть, посидеть, а потом сказать, что ходил далеко.
      Вдруг сзади послышались шаги, скользящие по мокрой глине, и прерывистое дыхание. Кто-то шел за ним. Юрий поднял свечу выше головы.
      - Зинаида Павловна! - удивленно вскрикнул он.
      - Она самая! весело отозвалась Карсавина, подбирая платье, чтобы перескочить через яму.
      Юрию было приятно, что это она, веселая, полная, красивая девушка. Он смотрел на нее блестящими глазами и улыбался.
      - Ну идемте же дальше! - несколько смущенно предложила девушка.
      Юрий послушно и легко пошел вперед, уже совсем не думая об опасности и старательно освещая дорогу только Карсавиной.
      Стены пещеры, из коричневой сырой глины, то придвигались, точно с молчаливой угрозой, то отступали и давали дорогу. Местами вывалились целые груды камней и земли, а на месте их чернели глубокие впадины. Громада земли, нависшая над ними, казалась мертвой, и что-то страшное было в том, что она не валится, а висит неподвижно, поддерживаемая своим невидимым могучим законом. Потом все выходы сошлись в одну большую и мрачную пещеру с тяжелым воздухом.
      Юрий обошел ее вокруг, ища выхода, и за ним ходили качающиеся тени и пятна света, глохшего во тьме. Но выходов было несколько и все завалены землей. В одном углу печально догнивали остатки деревянного помоста, напоминая вырытые из земли и брошенные доски старого сгнившего гроба.
      - Мало любопытного! - сказал Юрий, невольно и сам не замечая того, понижая голос. Громада земли давила.
      - А все-таки! - прошептала Карсавина, блестящими от огня глазами оглядываясь вокруг. Ей было жутко, и она бессознательно держалась ближе к Юрию, точно отыскивая у него защиты.
      И Юрий это заметил, и это было ему приятно, вызывая какую-то умиленную нежность к красоте и слабости девушки.
      - Точно заживо погребенные, - продолжала Карсавина, - кажется, крикни... никто не услышит!
      - Наверное, - усмехнулся Юрий.
      И у него вдруг закружилась голова. Он искоса посмотрел на высокую грудь, едва прикрытую тонкой малороссийской рубашкой, и круглые покатые плечи.
      Мысль, что, в сущности, она у него в руках и никто не услышит, была так сильна и неожиданна, что на мгновение у него потемнело в глазах. Но сейчас же он овладел собою, потому что был искренне и непоколебимо убежден, что изнасиловать женщину - отвратительно, а для него, Юрия Сварожича, и совершенно немыслимо. И вместо того чтобы сделать то, чего ему в эту минуту захотелось больше жизни, от чего силой и страстью загорелось все его тело, Юрий сказал:
      - Давайте попробуем.
      Странная дрожь в его голосе испугала его, ему показалось, что Карсавина догадается.
      - Как? - спросила девушка.
      - Я выстрелю, - пояснил Юрий, вынимая револьвер.
      - А не обвалится?
      - Не знаю, - почему-то ответил Юрий, хотя был убежден, что не обвалится, - а вы боитесь?
      - Нет... Ну... стреляйте... - немного отодвигаясь, сказала Карсавина.
      Юрий вытянул руку с револьвером и выстрелил. Сверкнула огненная полоска, дым, едкий и тяжелый, мгновенно затянул все кругом, и глухой гул тяжко и сердито пошел по горе. Но земля висела так же неподвижно, как и раньше.
      - Только и всего, - сказал Юрий. Идем.
      Они пошли назад, и когда Карсавина повернулась к Юрию спиной и он увидел ее крутые сильные бедра, опять то же желание пришло к нему и стало трудно с ним бороться.
      - Послушайте, Зинаида Павловна, - сказал Юрий, сам пугаясь своего голоса и вопроса, но притворяясь беззаботным, -вот интересный психологический вопрос: как вы не боялись со мною идти сюда?.. Вы же сами говорите, что если крикнуть, то никто не услышит... А ведь вы меня совсем не знаете...
      Карсавина густо покраснела в темноте, но молчала.
      Юрий дышал тяжело. Ему было жгуче приятно, точно он скользил над какой-то бездной, и в то же время жгуче стыдно.
      - Я думала, конечно, что вы порядочный человек... - слабо и неровно пробормотала девушка.
      - Напрасно вы так думали! - возразил Юрий, все тешась тем же жгучим ощущением. И вдруг ему показалось, что это очень оригинально, что он говорит с ней так, и что в этом есть что-то красивое.
      - Я бы тогда... утопилась... - еще тише и еще больше краснея, проговорила Карсавина.
      И от этих слов в душе Юрия появилось мягкое жалостливое чувство. Возбуждение сразу упало, и Юрию стало легко.
      "Какая славная девушка!" - подумал он тепло и искренне, и сознание чистоты этой теплоты и искренности было так приятно ему, что слезы выступили на его глазах.
      Карсавина счастливо улыбнулась ему, гордая своим Ответом и его безмолвным передавшимся ей одобрением.
      И пока они шли к выходу, девушка с странным волнением думала о том: почему ей было так не обидно, не стыдно, а волнующе приятно, что он спрашивал ее об этом.

VI



      Оставшиеся наверху, постояв у пещеры и поострив над Сварожичем и Карсавиной, расселись на берегу. Мужчины закурили папиросы, бросая в воду спички и наблюдая, как расходятся по ней широкие ровные круги. Лида, тихо напевая, ходила по траве и, взявшись за пояс, выделывала какие-то па своими желтыми маленькими ботинками, а Ляля рвала цветы и бросала ими в Рязанцева, целуя его глазами.
      - А не выпить ли нам пока что? - спросил Иванов Санина.
      - Проникновенная идея, - согласился Санин.
      Они спустились в лодку, откупорили пиво и стали пить.
      - Пьяницы бессовестные! - сказала Ляля и бросила в них пучком травы.
      - Ха-арашо! - с наслаждением произнес Иванов.
      Санин засмеялся.
      - Меня всегда удивляло, что люди так ополчаются на вино, - сказал он шутя, - по-моему, только пьяный человек и живет как следует.
      - Или как животное, - отозвался Новиков с берега.
      - Хоть бы и так, - возразил Санин, - а все-таки пьяный делает только то, что ему хочется... хочется ему петь - поет, хочется танцевать - танцует, и не стыдится своей радости и веселья...
      - Иногда и дерется, - заметил Рязанцев.
      - Бывает. Люди не умеют пить... они слишком озлоблены...
      - А ты в пьяном виде не дерешься? - спросил Новиков.
      - Нет, - сказал Санин, - я, скорее, трезвый подерусь, а в пьяном виде я самый добрый человек, потому что забываю много мерзости.
      - Не все же таковы, - опять заметил Рязанцев.
      - Жаль, конечно, что не все... Только мне до других, право, нет ни малейшего дела.
      - Ну, так нельзя говорить! - сказал Новиков.
      - Почему нельзя? А если это - правда?
      - Хорошая правда! - отозвалась Ляля, качнув головой.
      - Самая хорошая, какую я знаю, - возразил за Санина Иванов. Лида громко запела и с досадой оборвала.
      - Однако они не торопятся! - сказала она.
      - А зачем им торопиться, - возразил Иванов, - торопиться никогда не следует.
      - А Зина-то... героиня без страха... и упрека, конечно! - саркастически заметила Лида.
      Танаров громко прыснул своим собственным мыслям и сконфузился.
      Лида посмотрела на него, подбоченившись и упруго покачиваясь всем телом.
      - Что ж, может быть, им там и очень весело! - загадочно прибавила она, пожимая плечом.
      - Тс! - перебил Рязанцев.
      Глухой гул вырвался из черной дыры.
      - Выстрел! - крикнул Шафров.
      - Что это значит? - плаксиво спрашивала Ляля, цепляясь за рукав Рязанцева.
      - Успокойтесь, если это и волк, так они в это время смирные... да на двоих и не нападут... - успокаивал ее Рязанцев, с досадой на Юрия и его мальчишескую выдумку.
      - Э, ей-Богу! - тоже с досадой крякнул Шафров.
      - Да идут, идут... не волнуйтесь! - презрительно скривив губы, сказала Лида.
      Послышался приближающийся шорох, и скоро из темноты вынырнули Карсавина и Юрий.
      Юрий потушил свечу и улыбнулся всем ласково и нерешительно, потому что не знал еще, как они отнеслись к его выходке. Он весь был осыпан желтой глиной, а у Карсавиной сильно было замарано плечо, которым она задела за стену.
      - Ну, что? - равнодушно спросил Семенов.
      - Довольно оригинально и красиво, нерешительно, точно оправдываясь, ответил Юрий. - Только проходы далеко не идут, засыпано. Там пол какой-то догнивает.
      - А вы выстрел слышали? - оживленно блестя глазами, спрашивала Карсавина.
      - Господа, мы уже все пиво выпили и души наши возвеселились в достаточной мере! - закричал снизу Иванов. - Едем!
      Когда лодка опять выбралась на широкое место реки, луна уже взошла. Было удивительно тихо и прозрачно, и в небе и в воде, вверху и внизу одинаково сверкали золотые огоньки звезд и казалось, что лодка плывет между двумя бездонными воздушными глубинами. Лес на берегу и в воде был черный и таинственный. Запел соловей. Когда все молчали, казалось, что это поет не птица, а какое-то счастливое, разумное, задумчивое существо.
      - Как хорошо! - сказала Ляля, поднимая глаза вверх и кладя голову на круглое теплое плечо Карсавиной.
      И потом опять долго молчали и слушали. Свист соловья звонко наполнял лес, отдавался трелью над задумчивой рекой и несся над лугами, где в лунном тумане чутко застыли травы и цветы, вдаль и вверх к холодному звездному небу.
      - О чем он поет? - опять спросила Ляля, как будто нечаянно роняя руку ладонью вверх на колено Рязанцева, чувствуя, как это твердое и сильное колено вздрогнуло, и пугаясь и радуясь этому движению.
      - О любви, конечно! - полушутливо-полусерьез но ответил Рязанцев и тихонько накрыл рукой маленькую теплую и нежную ладонь, доверчиво лежавшую у него на коленях.
      - В такую ночь не хочется думать ни о добре, ни о зле, - сказала Лида, отвечая собственным мыслям.
      Она думала о том, дурно или хорошо она делает, наслаждаясь жуткой и влекущей игрой. И глядя на лицо Зарудина, еще более мужественное и красивое при лунном свете, темным блеском отливающим в его глазах, она чувствовала ту же знакомую сладкую истому и жуткое безволие во всем существе своем.
      - А совсем о другом! - ответил ей Иванов.
      Санин улыбался и не сводил глаз с высокой груди и красивой белеющей от луны шеи сидящей против него Карсавиной.
      На лодку набежала темная легкая тень горы, и, когда лодка, оставляя за собой голубые серебристые полосы, опять выскользнула на освещенное место, показалось, что стало еще светлее, шире и свободнее.
      Карсавина сбросила свою широкую соломенную шляпу и, еще больше выставив высокую грудь, запела. У нее был высокий, красивый, хотя и небольшой голос.
      Песня была русская, красивая и грустная, как все русские песни.
      - Очень чувствительно! - пробормотал Иванов.
      - Хорошо! - сказал Санин.
      Когда Карсавина кончила, все захлопали, и хлопки странно и резко отозвались в темном лесу и над рекой.
      - Спой еще, Зиночка! - приставала Ляля, - или, лучше, прочти свои стихи...
      - А вы и поэтесса? - спросил Иванов. - Ско-олько может Бог одному человеку поэзии отпустить!
      - А разве это плохо? - смущенно шутя, спросила Карсавина.
      - Нет, это очень хорошо, - отозвался Санин.
      - Ежели, скажем, девица юная и прелестная, то кому же оно! - поддержал Иванов.
      - Прочти, Зиночка! - упрашивала Ляля, вся нежная и горящая от любви.
      Карсавина, смущенно улыбаясь, слегка отвернулась к воде и, не ломаясь, прочла тем же звучным и высоким голосом:

      Милый, милый, тебе не скажу я,
      Не скажу, как тебя я люблю.
      Закрываю влюбленные очи -
      Берегут они тайну мою.
      Этой тайны никто не узнает.
      Знают только тоскливые дни,
      Только тихие синие ночи,
      Только звезд золотые огни,
      Только тонкие светлые сети
      В сказки ночи влюбленных ветвей.
      Знают все... Но не скажут, не скажут
      О любви затаенной моей...

      И все опять пришли в восторг и хлопали Карсавиной с ожесточением не потому, что стихи ее были хороши, а потому, что всем было хорошо и хотелось любви, счастья и сладкой грусти.
      - Ночь, день и очи Зинаиды Павловны, будьте столь великодушны: сообщите, не я ли сей счастливец! - вдруг возопил Иванов так громко и неожиданно и таким диким басом, что все вздрогнули.
      - Это и я тебе могу сказать, отозвался Семенов, - не ты!
      - Увы мне! - провыл Иванов.
      Все смеялись.
      - Плохи мои стихи? - спросила Карсавина Юрия.
      Юрий подумал, что они очень не оригинальны и похожи на сотни подобных стихов, но Карсавина была так красива и так мило смотрела на него своими темными, застенчивыми глазами, что он сделал серьезное лицо и ответил:
      - Мне показались звучными и красивыми. Карсавина улыбнулась ему и сама удивилась, что похвала его оказалась так приятна ей.
      - Ты еще не знаешь мою Зиночку, - сказала Ляля с искренним восторгом, - она вся звучная и красивая.
      - Ишь ты! - удивился Иванов.
      - Право, - точно оправдываясь, настаивала Ляля, - голос у нее звучный и красивый, сама она - красавица, стихи у нее звучные и красивые... и даже фамилия - красивая и звучная!
      - Ух ты, боже мой! Шик, блеск и аромат, будем так говорить! - восхитился Иванов. - А впрочем, я с этим совершенно согласен.




Страниц: Страница 5 из 28 << < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 > >>

Скачать Арцыбашев М.П. – Санин (.doc)


Просмотров: 16013 | Печать
Самое популярное

  • Рейтинг@Mail.ru