Аверченко А.Т. – Керенский



Существует прекрасное русское выражение: -- Со стыда готов сквозь землю провалиться. Так вот: я знаю господина, который должен бы беспрерывно, перманентно проваливаться со стыда сквозь землю. Скажем так: встретил этот господин знакомого, взглянул ему знакомый в глаза -- и моментально провалился мой господин сквозь землю... Пронизал своей особой весь земной шар, вылетел на поверхность там где-нибудь, у антиподов, посмотрел ему встречный антипод в глаза -снова провалился сквозь землю мой господин, и таким образом, будь у моего господина хоть какой-нибудь стыд -он бы должен всю свою жизнь проваливаться, пронизывая собою вещество земного шара по всем направлениям... Но нет стыда у моего господина, и никуда он ни разу не провалился; вместо этого, пишет пышные статьи, иногда говорит пышные речи, живет себе на земной коре, как ни в чем не бывало, и со взглядами встречных перекрещивает свои взгляды, будто его хата совершенно с краю. А ведь, вдуматься -- черт его знает, что взваливает жизнь на плечи этого человека: Умер поэт Блок -- он виноват. Расстреляли чекисты 61 человека -- ученых и писателей -- он виноват. Умерли от голода 2 миллиона русских взрослых и миллион детей -- он виноват в такой же мере, как если бы сам передушил всех и каждого своими руками. Миллионы русских беженцев пухнут от голода, страдают от лишений, от унижений -- он, он, он -- все это сделал он. Господи, Боже ты мой! Да доведись на меня такая огромная, нечеловеческая, страшная ответственность, я отправился бы в знаменитый Уоллостонский парк, выбрал бы самое высокое в мире дерево, самую длинную на свете веревку -- да и повесился бы на самой верхушке, чтоб весь мир видел, как я страдаю от мук собственной совести. А мой господин, как говорят хохлы: и байдуже! Наверное, в тот момент, как я пишу, сидит где-нибудь в ресторанчике "Золотой Праги", кушает куриную котлетку с гарниром и, запивая ее темным, пенистым пражским пивом, не моргнув глазом, читает известия из России: -- До сих пор голод унес до трех миллионов русских. К декабрю должны умереть около десяти миллионов, а к марту, если не будет помощи извне -- перемрет вся Россия. ("Общее Дело". Письмо из Петербурга.) Котлетку кушаете? Приятного вам аппетита, Александр Федорыч! Неужели, не подавитесь вашей котлеткой? Счастливый народ -- эти люди без стыда, без совести... Невинностью дышит открытое лицо, ясные глазки простодушно поглядывают на окружающих, и весь вид так и говорит: -- А что ж я? Я ничего. Вел я себя превосходно, был и главнокомандующим и митрополитом, и если мне еще не поставили в России памятника, то это только потому, что нет пророка в отечестве своем... Пока вы безмятежно кушаете котлетку, Александр Федорыч -- позвольте мне ознакомить вас с вашим формуляром, и если хоть один прожеванный кусок застрянет в вашем горле, значит -- есть еще Бог в небе и совесть на земле...

 

      Знаете ли вы, с какого момента Россия пошла к погибели? С того самого, когда вы, глава России, приехали в министерство и подали курьеру руку. Ах, как это глупо было, и, -- будь вы другой человек -как бы вам должно быть сейчас мучительно стыдно! Вы тогда думали, что курьер такой же человек, как вы. Совершенно верно: такой же. И глаза на месте, и кровообращение правильное. Но руки ему подавать не следовало, потому что дальше произошло вот что: в первый день вы ему, курьеру, протянули руку, во второй день уже он с вами поздоровался первый (дескать, свой человек, чего с ним стесняться), а на третий день, когда вы сидели в кабинете за министерским столом, он без зова вошел в перевалку, уселся на край стола и, закурив цигарку, хлопнул вас по плечу: -- Ну, Сашка-канашка, что новенького? Еще и тогда был неупущенный момент: дать ему по шее, сбросить со стола и крикнуть: ты забываешься, каналья! П-шел вон! Вы этого не сделали, наверное, хихикнули, прикурили от его папироски и ответили: -- Да вот помаленьку спасаю Россию. Ах, как стыдно! Ну, на кой черт вы полезли со своим рукопожатием к курьеру? Разве он оценил? Взобрался вам же на шею, гикнул и погнал вас вскачь не туда, куда бы вам хотелось, а туда, где ему удобнее. Не спорю, может быть, персонально этот курьер -обворожительно светский человек, но вы ведь не ему одному протянули руку для пожатия, а всей наглой, хамской части России. Вскочил на вас хам, оседлал, как доброго скакуна, и погнал прямо на границу -- встречать Ленина и Троцкого. Не скажете ли вы, что в прибытии Ленина и Троцкого виноваты немцы? Голубчик вы мой! Да ведь они воевали с нами. Это было одно из средств войны. Так же они могли бы прислать и поезд с динамитом, с баллонами удушливого газа или с сотней бешеных собак. А вы этих бешеных собак приняли с полковой музыкой и стали охранять так заботливо, как любящая нянька -шаловливых детей. Ну, что я могу сказать немцам? Скажу: зачем вы прислали нам такую ошеломляющую дрянь? А они мне ответят: -- Вольно же вам, дуракам, было принимать. Мы бы, на вашем месте, тут же на границе их и перевешали, вроде, как бывает атака удушливых газов и контратака. А вы? Обрадовались! Товарищи, мол, приехали! "Здравствуйте, я ваша тетя! Говорите и делайте, что хотите, у нас свобода". И еще один момент был упущен, помните, тогда, у Кшесинской? Одна рота верных солдат -- и от всей этой сволочи и запаху бы не осталось. И никто не роптал бы -так бы и присохло. А вы, вместо этого, стали гонять вашего министра Переверзева на поиски новой квартиры для Ленина и Троцкого. Александр Федорович! Какая у вас завидная натура... Ведь одно это так стыдно, будто вас всепарадно на столичной площади высекли. А вы теперь, вместо Уоллостонского парка, котлетку кушаете, как гоголевский высеченный поручик когда-то ел пирожок. Много есть людей, у которых есть ужасное прошлое, но ни одного я не знаю, у кого бы было такое стыдное прошлое, как у вас. Еще, я понимаю, если бы вы за это деньги получили, но ведь бесплатно! У вас в руках был такой козырь, как восстание, когда озверевшая толпа (я сам видел) разрывала большевиков на части -- как вы ликвидировали это настроение? Вы, глава государства, запретили печатать документы, уличающие Ленина и Троцкого в получении от немцев денег! Троцкий сидит в тюрьме -- вы его выпустили, Корнилов хотел спасти Россию -- вы его погубили. Клялись умереть с демократией -- удрали на автомобиле. "Волю России" издаете? Куриные котлетки кушаете? С таким-то прошлым? Да ведь только два пути и существуют: или самое высокое дерево Уоллостонского парка, или монашеский клобук, вериги, и полная перемена имени и фамилии, чтобы в маленьком монастырьке не пахло и духом того человека, который так тщательно, заботливо и аккуратно погубил одну шестую часть земной суши, сгноил с голоду полтораста миллионов хорошего народу, того самого, который в марте 1917 года выдал вам авансом огромные, прекрасные векселя. Ловко вы обошлись с этими векселями!.. Ну, прощайте. Приятного вам аппетита!




Скачать Аверченко А.Т. – Керенский (.doc)


Просмотров: 901 | Печать
Самое популярное

  • Рейтинг@Mail.ru